Москва
+C
Интересное за неделю
ПРОБКИ МОСКВЫ
Календарь
КУРС ВАЛЮТ
31.18 USD
31.18 EUR
Президентом Сирии останется Асад?
Проголосуй 1 раз

Какие климатические изменения произойдут на Земле после крупного ядерного взрыва 2017 08 20

Военный конфликт на Корейском полуострове, вероятность которого увеличиваются едва ли ни с каждым днём, может стать причиной крупных бедствий по всей Земле.

Основной причиной таких предположений является то, что в случае начала военных действий, скорее всего, какая-либо из сторон решится использовать ядерное оружие для борьбы с врагом. И в этом случае ущерб будет нанесён не только природе на Корейском полуострове, но всей экосистеме нашей планеты. Уже долгое время разные учёные и специалисты высказываются на тему угроз, которые таит в себе возможное начало ядерной войны. Одним из таких учёных стал климатолог Майкл Миллс, занимавшийся на протяжении нескольких лет изучением воздействия атомных взрывов на климат Земли.

Во время своей работы в исследовательском центре атмосферы Земли в Соединённых Штатах мистер Миллс трудился над моделированием климатических изменений, вызванных ядерными взрывами. В своём исследовании он учитывал ядерные удары, мощность которых с лёгкостью могла бы превратить небольшие и средние города в горстку пыли.



Далее мы приведём интервью, которое дал Майкл Миллс журналисту Брайану Дину, рассказав о том, что будет ждать нашу планету, если на ней решат взорвать большую ядерную бомбу.

Брайан Дин: «Итак, Майкл, ответьте, пожалуйста, на вопрос, который сейчас интересует многих людей в связи с обострением отношений между Соединёнными Штатами и Северной Кореей: каких последствий нам ожидать, если на один из крупных американских городов будет сброшен ядерный снаряд большой мощности, например, как те, что сейчас имеются в распоряжении КНДР?»

Майкл Миллс: «В своей работе мы с моими коллегами основывались на так называемой концепции «огненной бури». Поясню, что это значит: если достаточно мощная ракета с ядерным боезарядом будет взорвана в небе над крупным современным городом, то возникшая в результате этого световая вспышка вместе с резким ростом температуры в атмосфере станет причиной возникновения гигантских пожаров на внушительной территории, что, в конце концов, приведёт к тому, что называется огненной бурей.

Огненная буря - это пожар настолько крупный и с настолько высокими температурами, что весь город станет одной большой вязанкой дров для огня. После того, как будет сожжена основная часть, выделится намного больше энергии, чем образовалось при атомном взрыве. Например, именно это случилось при зажигательной бомбардировке Гамбурга и Дрездена, а также нынешней японской столицы в период Второй мировой.




Если точно так же будет подожжён более крупный город, чем тот же Дрезден, то горящие постройки и асфальтовое покрытие – всё это превратится в бесчисленное количество сажи и копоти. Сформировавшееся из этих частиц облако медленно поднимется на высоту от 15 до 50 километров прямиком в стратосферу. Частички сажи окажутся чересчур крупными, из-за чего солнечный свет практически перестанет проходить на поверхность планеты. А это уже станет следствием ещё большего нагрева облака, прямо под которым сформируется особая территория с местным микроклиматом. На этой площади не будут выпадать вообще никакие осадки, не будет движения воздушных масс, ветра, даже солнечный свет будет пробиваться в минимальном количестве – иначе говоря, погоды там не будет вообще никакой. На то, чтобы образовавшаяся сажа осела на поверхности Земли, потребуется несколько десятков лет.

Во время тестовых ядерных взрывов результаты получаются абсолютно другие по причине того, что полигоны чаще всего располагаются в пустынях, где вокруг на пару сотен миль нет ни одного человека и здания. Поэтому при проведении испытания атомных снарядов там практически не образуется копоть. Но если то же самое провести в условиях крупного или даже среднего города, то сажи будет очень много, и она станет поглощать солнечный свет. Помимо этого, к проблемам добавится ещё и дым от пожарищ из пригорода и лесных массивов. В своих исследованиях мы использовали теоретический конфликт между Индией и Пакистаном, в ходе которого обе стороны применили бы около сотни ядерных зарядов. В этом случае среднегодовая температура по всей планете снизилась до минимума за последнюю тысячу лет. Если же ядерное оружие будет использовано во многих частях света, то мы рискуем получить в лучшем случае климат, схожий с тем, что был во времена ледникового периода, а в худшем – ещё ниже.

Ещё одной не менее важной проблемой является то, что при нагреве стратосферы будет разрушена как минимум половина озонового слоя планеты, что неминуемо повлечёт за собой перемены в скорости протекания химических реакций, при которых образуется озон. Конечно, примерно это же сегодня регулярно случается над Антарктидой, но это всего лишь сезонный фактор – подобные изменения там происходят регулярно в период с конца весны до начала лета. Потеря части озонового слоя из стратосферы – вообще регулярное для нашей планеты явление, потому что его часть просто улетает в космос, но это естественный процесс. Хотя и при нём наблюдаются изменения в температурных показателях.




Вообще, пока что отойдя от результатов наших исследований, я хотел бы подчеркнуть, что мы не получали никаких грантов от государства на проведение наших исследований – это историю сочинили уже журналисты. Нас на протяжении многих лет финансировало федеральное правительство, но только вот исследовали мы на эти деньги эффект, который оказывают частицы, выброшенные при вулканических извержениях. Но так как химический состав нашей атмосферы однороден везде, а нас очень волновала тема последствий термоядерных взрывов, то на этом же оборудовании мы дополнительно ещё проводили своё, частное исследование.

И тут у нас ждала первая неприятная новость, которую мы узнали, сравнив показатели после выброса вулканических частиц с частицами, образовавшимися после ядерного взрыва. В первом случае частицы представляют собой тёмную жидкость, склонную к рассеиванию света, а не его поглощению. Иначе говоря, как только происходит извержение, эти частицы попадают в стратосферу, где отражают часть света нашего Солнца от планеты – при этом на земле наблюдается небольшое понижение температуры, но озоновый слой, как и процесс его образования, никак не затрагиваются. А вот с сажей, образующейся после ядерных взрывов всё иначе: они не отражают свет, а поглощают его, из-за чего температурные показатели в стратосфере значительно увеличивают – и именно это становится причиной нарушения в процессе образования озона. А из-за того, что планета потеряет часть озонового слоя, на поверхность будет поступать слишком много ультрафиолета – и это в дополнение к низким температурам.


Брайан Дин: Почему решено было выбрать для моделирования атомной войны теоретический конфликт Индии с Пакистаном? Почему не взяли какие-нибудь другие страны?

Майкл Миллс: Отправной точкой наших исследований является то, что мы решили взять материалы и данные подобных исследований, но уже почти сорокалетней давности, чтобы сравнить их с нашими результатами, которые мы получили на современном оборудовании с учётом многих особенностей климата нашей планеты. И мы использовали широко известную в научных кругах работу, проделанную Аланом Робоком в восьмидесятых годах прошлого века. Для своей модели он выбрал возможные последствий обмена ядерными ударами со стороны Советского Союза и Соединённых Штатов. Но снова повторюсь, что у него не было всех возможностей и компьютеров, которыми сейчас располагаем мы.

Помимо этого, кажется, мы были одними из первых учёных, которые обратили внимание на то, что количество стран, обладающих ядерным оружием, стало увеличиваться, а их боезапас расширяться. Мне кажется, что нынешние ядерные гиганты вроде Российской Федерации, Китая и Соединённых Штатов пренебрежительно относятся к странам с более мелким ядерным арсеналом оружия. Но всё-таки сценарий, который мы избрали для выстраивания своей модели – это военный конфликт Индии и Пакистана, показал, что совсем не обязательно устраивать колоссальные взрыв – использование даже относительно небольшого атомного оружия повлечёт за собой изменения в климате, которые коснутся всей планеты.

Десять лет назад, ещё когда я работал над сходим проектом вместе с Брайаном Тоном, у всех их этих стран в запасе было примерно по пятьдесят боеголовок средней мощности – приблизительно такая же по мощности была сброшена в своё время на Хиросиму. Но даже таких ударов, проведённых в нескольких местах, будет достаточно, чтобы экология нашей планеты получила огромный урон. Именно поэтому мой тогдашний коллега по исследованиям Брайан Тон всячески старался привлечь внимание американских военных к этой теме.

Сегодня же арсеналы ядерного оружия ведущих в этой сфере держав значительно расширились. Например, только в Соединённых Штатах имеется чуть менее двух тысяч единиц атомного оружия. Я искренне не понимаю, для чего наши военные, как и военные России и Китая, держат у себя в запасе его так много – ведь если оно будет использовано по отношению к противнику, то от последствий взрыва пострадает вся планета, в том числе и страна, запустившая ядерные снаряды.




Брайан Дин: Да, но у нашего военного командования есть концепция, которую они сами называют «ограниченной ядерной войной». Какие мысли по этому поводу?

Майкл Миллс: Да уж, есть такая. Но лучше вспомнить, что в истории Соединённых Штатов уже имело место «ограниченная ядерная война». Сегодня во всём мире она известна как Вторая мировая. В ходе бомбардировок на европейском континенте, а также атак, направленных против Японии, военные Соединённых Штатов полностью израсходовали запасы ядерного оружия. Но если учитывать общее число атомного оружия, имеющегося сегодня в мире совокупно, то мне становится страшно от того, что случится с нашей планетой, когда в очередной раз будет использован весь арсенал.

То, что случится после подобного массового обстрела ядерными ракетами, будет выглядеть так: вся планета будет затянута дымом, образовавшимся от гигантских пожаров, а также сажей от ядерных взрывов. Кроме этого, на самой планете под густыми чёрными облаками будет царить ужасный холод, а солнечный свет будет проходить в настолько малом количестве, что Земля погрузится надолго в вечные сумерки. Также после ядерных взрывов и, как следствие, разрушения части озонового слоя на планету будет проходить чрезвычайно опасный для всего живого ультрафиолет. В результате погибнут миллионы людей по всему земному шару, если не всё население. Именно поэтому я убеждён в том, что те, кто несёт ответственность за начало подобных «ограниченных ядерных войн» должны осознавать, какие последствия будут ждать Землю.


Брайан Дин: Хорошо, теперь я попрошу Вас чуть-чуть больше рассказать с научной точки зрения: если вдруг начнётся «ограниченная атомная война», то каким образом наши города станут пылью?

Майкл Миллс: То, о чём я говорил ранее – так называемая «огненная буря» - это то, чем в середине прошлого века союзные войска намеренно занимались при авианалётах на гитлеровские территории. Например, в тех же Гамбурге и Дрездене, также как и в японском Токио, специально использовалось огромное количество зажигательных бомб, которые сбрасывались недалеко друг от друга. Это делалось для того, чтобы начать несколько крупных пожаров, которые, в конце концов, объединились бы в один гигантский пожар, где температуры бы были настолько высокими, что с лёгкостью стал бы плавиться асфальт и бетонные строения. И как раз по этой причине возникает чёрный дым при горении.

Для того, чтобы понять, какой ужас творился там, я приведу небольшой отрывок из работы Дэвида Фишера, которая называется «Огонь и лёд»:

«В конце июля 43-го года, примерно тысяча Великобритании провели бомбардировку немецкого города Гамбург, сбросив на него около 2000 тонн бомб. Основная часть из них были зажигательными, из-за чего спустя несколько минут город, который был переполнен беженцами, стал похож на нескончаемый ад. В воздухе над центральной частью Гамбурга температура доходила до немыслимых показателей в тысячу градусов, породив, таким образом, первый в истории этой войны огненный шторм. Перегретые воздушные потоки с немыслимой скоростью поднимались в небо, из-за чего создавались небольшие ураганы прямо посреди города, что только усиливало пожар. Ветер с лёгкостью сдувал в пожарища беспомощно вертевшихся людей. Этого могли избежать только те, кто уже плавал в море из раскалённого асфальта. Только по оценкам союзных войск тогда погибли более сорока тысяч человек, хотя я считаю, что таковых было намного больше. Спустя два года военно-воздушные силы Соединённых Штатов побили показатели британских бомбардировщиков, забросав зажигательными бомбами японский город Токио, в котором было очень много деревянных построек. Площадь пожара составила около двухсот пятидесяти квадратных километров, в ходе которого погибли более восьмидесяти тысяч человек».




Вот такая история. В случае же с применением ядерного оружия последствия будут чудовищнее. Как мы могли убедиться по опыту Хиросимы, при детонации ядерного оружия над городом через некоторое время всюду вспыхивают пожары. Температуры ещё более высокие, чем при использовании зажигательных бомб, поэтому раскалённый воздух ещё быстрее улетает в стратосферу, а новый начинает всасываться с окраин. Из-за этого в городе начинают бушевать уже не какие-то подобия ураганов, которые только добавляют кислорода, вследствие чего пожар разрастается с неимоверной скоростью. И в этой воронке из бешено вращающегося воздуха и огня летают весь относительно лёгкий мусор – части домов, столбов, автомобили, люди.

Брайан Дин: Скажите, будут ли образовавшиеся пожары радиоактивны?

Майкл Миллс: Смотрите, есть всего два способа детонации ядерного снаряда в городе. Первый – это детонация в воздушном пространстве, а второй – это непосредственный удар по поверхности. В первом случае эффект будет куда больше – будет создан «огненный шторм», о котором я только что рассказывал. Во тором случае после удара о землю в воздух поднимется пыль, которая и будет радиоактивна.

Брайан Дин: Как Вы считаете, какой стала бы наша планета, если ядерными ударами обменялись Соединённые Штаты и Китай?

Майкл Миллс: Вы взяли в качестве примера два государства с одними из самых крупных ядерных арсеналов. В случае подобного противостояния над нашей планетой будет летать гигантское пылевое облако, которое некогда было американскими и китайскими городами. Эффект будет примерно таким же, какой предсказывал в восьмидесятых Алан Робок, просчитывая возможные исходы ядерного противостояния Советского Союза и Соединённых Штатов.

Скажу иначе: если подобная война состоится, то в самом лучшем случае нас будет ждать ядерная зима. Это станет причиной того, что даже европейская часть мира, находящаяся довольно далеко и от Китая, и от США будет жить при температуре ниже нуля. Все сельскохозяйственные работы станут невозможны. А что будет твориться в эпицентрах взрывов – даже не хочу думать об этом.




 

Брайан Дин: Какие изменения будут по прошествии одного года? Какие-то улучшения будут или всё станет ещё хуже?

Майкл Миллс: Наша исследовательская группа приступила к работе над моделированием последствий теоретического столкновения Индиии и Пакистана с использованием атомных боеголовок три года назад. Тогда мы заметили, что если добавлять к факторам, влияющим на климатические изменения, ещё и немного необычные вещи вроде полноводности океана, то эти самые изменения начинают протекать дольше. Что это значит: представим, что были использовано ядерное оружие в среднем количестве где-нибудь возле той же Индии. Образовалось облако из частиц сажи, не пропускающее свет. Со временем вместе со всей планетой начнут остывать и океанские воды, которые позже станут причиной ещё большего понижения температуры на Земле.

В нашей модели прежний температурный режим восстановился только спустя десятилетие. А с учётом более сложных факторов этот срок составил двадцать четыре года. И, я напомню вам, это при условии ведения той самой «ограниченной атомной войны». Неплохо, правда?

Но нужно отметить, что в своих исследованиях мы не учитывали различные «человеческие» факторы. Приведу пример: девять лет назад из-за мирового финансового кризиса индийское и вьетнамское правительство запретили экспортировать рис. Из-за этого на Филиппинах наблюдался большой дефицит продуктов питания, это же привело к беспорядкам на улицах многих городов Гаити. Конечно, там были ещё и другие причины, но я хочу сказать о том, что могут появиться проблемы, несвязанные с климатом, но которые существенно усугубят ситуацию.

И это только при использовании ограниченного количества ядерных боеголовок в одном месте. А если война приобретёт глобальный характер, то, боюсь, ценой будет не дефицит риса, а вымирание видов, среди которых, несомненно, будет и человек.

Источник: moscoweveryday.com
РАЗМЕСТИЛ: Афанасий Никитин

Какие климатические изменения произойдут на Земле после крупного ядерного взрыва 2017 08 20

Какие климатические изменения произойдут на Земле после крупного ядерного взрыва
Военный конфликт на Корейском полуострове, вероятность которого увеличиваются едва ли ни с каждым днём, может стать причиной крупных бедствий по всей Земле.

Основной причиной таких предположений является то, что в случае начала военных действий, скорее всего, какая-либо из сторон решится использовать ядерное оружие для борьбы с врагом. И в этом случае ущерб будет нанесён не только природе на Корейском полуострове, но всей экосистеме нашей планеты. Уже долгое время разные учёные и специалисты высказываются на тему угроз, которые таит в себе возможное начало ядерной войны. Одним из таких учёных стал климатолог Майкл Миллс, занимавшийся на протяжении нескольких лет изучением воздействия атомных взрывов на климат Земли.

Во время своей работы в исследовательском центре атмосферы Земли в Соединённых Штатах мистер Миллс трудился над моделированием климатических изменений, вызванных ядерными взрывами. В своём исследовании он учитывал ядерные удары, мощность которых с лёгкостью могла бы превратить небольшие и средние города в горстку пыли.



Далее мы приведём интервью, которое дал Майкл Миллс журналисту Брайану Дину, рассказав о том, что будет ждать нашу планету, если на ней решат взорвать большую ядерную бомбу.

Брайан Дин: «Итак, Майкл, ответьте, пожалуйста, на вопрос, который сейчас интересует многих людей в связи с обострением отношений между Соединёнными Штатами и Северной Кореей: каких последствий нам ожидать, если на один из крупных американских городов будет сброшен ядерный снаряд большой мощности, например, как те, что сейчас имеются в распоряжении КНДР?»

Майкл Миллс: «В своей работе мы с моими коллегами основывались на так называемой концепции «огненной бури». Поясню, что это значит: если достаточно мощная ракета с ядерным боезарядом будет взорвана в небе над крупным современным городом, то возникшая в результате этого световая вспышка вместе с резким ростом температуры в атмосфере станет причиной возникновения гигантских пожаров на внушительной территории, что, в конце концов, приведёт к тому, что называется огненной бурей.

Огненная буря - это пожар настолько крупный и с настолько высокими температурами, что весь город станет одной большой вязанкой дров для огня. После того, как будет сожжена основная часть, выделится намного больше энергии, чем образовалось при атомном взрыве. Например, именно это случилось при зажигательной бомбардировке Гамбурга и Дрездена, а также нынешней японской столицы в период Второй мировой.




Если точно так же будет подожжён более крупный город, чем тот же Дрезден, то горящие постройки и асфальтовое покрытие – всё это превратится в бесчисленное количество сажи и копоти. Сформировавшееся из этих частиц облако медленно поднимется на высоту от 15 до 50 километров прямиком в стратосферу. Частички сажи окажутся чересчур крупными, из-за чего солнечный свет практически перестанет проходить на поверхность планеты. А это уже станет следствием ещё большего нагрева облака, прямо под которым сформируется особая территория с местным микроклиматом. На этой площади не будут выпадать вообще никакие осадки, не будет движения воздушных масс, ветра, даже солнечный свет будет пробиваться в минимальном количестве – иначе говоря, погоды там не будет вообще никакой. На то, чтобы образовавшаяся сажа осела на поверхности Земли, потребуется несколько десятков лет.

Во время тестовых ядерных взрывов результаты получаются абсолютно другие по причине того, что полигоны чаще всего располагаются в пустынях, где вокруг на пару сотен миль нет ни одного человека и здания. Поэтому при проведении испытания атомных снарядов там практически не образуется копоть. Но если то же самое провести в условиях крупного или даже среднего города, то сажи будет очень много, и она станет поглощать солнечный свет. Помимо этого, к проблемам добавится ещё и дым от пожарищ из пригорода и лесных массивов. В своих исследованиях мы использовали теоретический конфликт между Индией и Пакистаном, в ходе которого обе стороны применили бы около сотни ядерных зарядов. В этом случае среднегодовая температура по всей планете снизилась до минимума за последнюю тысячу лет. Если же ядерное оружие будет использовано во многих частях света, то мы рискуем получить в лучшем случае климат, схожий с тем, что был во времена ледникового периода, а в худшем – ещё ниже.

Ещё одной не менее важной проблемой является то, что при нагреве стратосферы будет разрушена как минимум половина озонового слоя планеты, что неминуемо повлечёт за собой перемены в скорости протекания химических реакций, при которых образуется озон. Конечно, примерно это же сегодня регулярно случается над Антарктидой, но это всего лишь сезонный фактор – подобные изменения там происходят регулярно в период с конца весны до начала лета. Потеря части озонового слоя из стратосферы – вообще регулярное для нашей планеты явление, потому что его часть просто улетает в космос, но это естественный процесс. Хотя и при нём наблюдаются изменения в температурных показателях.




Вообще, пока что отойдя от результатов наших исследований, я хотел бы подчеркнуть, что мы не получали никаких грантов от государства на проведение наших исследований – это историю сочинили уже журналисты. Нас на протяжении многих лет финансировало федеральное правительство, но только вот исследовали мы на эти деньги эффект, который оказывают частицы, выброшенные при вулканических извержениях. Но так как химический состав нашей атмосферы однороден везде, а нас очень волновала тема последствий термоядерных взрывов, то на этом же оборудовании мы дополнительно ещё проводили своё, частное исследование.

И тут у нас ждала первая неприятная новость, которую мы узнали, сравнив показатели после выброса вулканических частиц с частицами, образовавшимися после ядерного взрыва. В первом случае частицы представляют собой тёмную жидкость, склонную к рассеиванию света, а не его поглощению. Иначе говоря, как только происходит извержение, эти частицы попадают в стратосферу, где отражают часть света нашего Солнца от планеты – при этом на земле наблюдается небольшое понижение температуры, но озоновый слой, как и процесс его образования, никак не затрагиваются. А вот с сажей, образующейся после ядерных взрывов всё иначе: они не отражают свет, а поглощают его, из-за чего температурные показатели в стратосфере значительно увеличивают – и именно это становится причиной нарушения в процессе образования озона. А из-за того, что планета потеряет часть озонового слоя, на поверхность будет поступать слишком много ультрафиолета – и это в дополнение к низким температурам.


Брайан Дин: Почему решено было выбрать для моделирования атомной войны теоретический конфликт Индии с Пакистаном? Почему не взяли какие-нибудь другие страны?

Майкл Миллс: Отправной точкой наших исследований является то, что мы решили взять материалы и данные подобных исследований, но уже почти сорокалетней давности, чтобы сравнить их с нашими результатами, которые мы получили на современном оборудовании с учётом многих особенностей климата нашей планеты. И мы использовали широко известную в научных кругах работу, проделанную Аланом Робоком в восьмидесятых годах прошлого века. Для своей модели он выбрал возможные последствий обмена ядерными ударами со стороны Советского Союза и Соединённых Штатов. Но снова повторюсь, что у него не было всех возможностей и компьютеров, которыми сейчас располагаем мы.

Помимо этого, кажется, мы были одними из первых учёных, которые обратили внимание на то, что количество стран, обладающих ядерным оружием, стало увеличиваться, а их боезапас расширяться. Мне кажется, что нынешние ядерные гиганты вроде Российской Федерации, Китая и Соединённых Штатов пренебрежительно относятся к странам с более мелким ядерным арсеналом оружия. Но всё-таки сценарий, который мы избрали для выстраивания своей модели – это военный конфликт Индии и Пакистана, показал, что совсем не обязательно устраивать колоссальные взрыв – использование даже относительно небольшого атомного оружия повлечёт за собой изменения в климате, которые коснутся всей планеты.

Десять лет назад, ещё когда я работал над сходим проектом вместе с Брайаном Тоном, у всех их этих стран в запасе было примерно по пятьдесят боеголовок средней мощности – приблизительно такая же по мощности была сброшена в своё время на Хиросиму. Но даже таких ударов, проведённых в нескольких местах, будет достаточно, чтобы экология нашей планеты получила огромный урон. Именно поэтому мой тогдашний коллега по исследованиям Брайан Тон всячески старался привлечь внимание американских военных к этой теме.

Сегодня же арсеналы ядерного оружия ведущих в этой сфере держав значительно расширились. Например, только в Соединённых Штатах имеется чуть менее двух тысяч единиц атомного оружия. Я искренне не понимаю, для чего наши военные, как и военные России и Китая, держат у себя в запасе его так много – ведь если оно будет использовано по отношению к противнику, то от последствий взрыва пострадает вся планета, в том числе и страна, запустившая ядерные снаряды.




Брайан Дин: Да, но у нашего военного командования есть концепция, которую они сами называют «ограниченной ядерной войной». Какие мысли по этому поводу?

Майкл Миллс: Да уж, есть такая. Но лучше вспомнить, что в истории Соединённых Штатов уже имело место «ограниченная ядерная война». Сегодня во всём мире она известна как Вторая мировая. В ходе бомбардировок на европейском континенте, а также атак, направленных против Японии, военные Соединённых Штатов полностью израсходовали запасы ядерного оружия. Но если учитывать общее число атомного оружия, имеющегося сегодня в мире совокупно, то мне становится страшно от того, что случится с нашей планетой, когда в очередной раз будет использован весь арсенал.

То, что случится после подобного массового обстрела ядерными ракетами, будет выглядеть так: вся планета будет затянута дымом, образовавшимся от гигантских пожаров, а также сажей от ядерных взрывов. Кроме этого, на самой планете под густыми чёрными облаками будет царить ужасный холод, а солнечный свет будет проходить в настолько малом количестве, что Земля погрузится надолго в вечные сумерки. Также после ядерных взрывов и, как следствие, разрушения части озонового слоя на планету будет проходить чрезвычайно опасный для всего живого ультрафиолет. В результате погибнут миллионы людей по всему земному шару, если не всё население. Именно поэтому я убеждён в том, что те, кто несёт ответственность за начало подобных «ограниченных ядерных войн» должны осознавать, какие последствия будут ждать Землю.


Брайан Дин: Хорошо, теперь я попрошу Вас чуть-чуть больше рассказать с научной точки зрения: если вдруг начнётся «ограниченная атомная война», то каким образом наши города станут пылью?

Майкл Миллс: То, о чём я говорил ранее – так называемая «огненная буря» - это то, чем в середине прошлого века союзные войска намеренно занимались при авианалётах на гитлеровские территории. Например, в тех же Гамбурге и Дрездене, также как и в японском Токио, специально использовалось огромное количество зажигательных бомб, которые сбрасывались недалеко друг от друга. Это делалось для того, чтобы начать несколько крупных пожаров, которые, в конце концов, объединились бы в один гигантский пожар, где температуры бы были настолько высокими, что с лёгкостью стал бы плавиться асфальт и бетонные строения. И как раз по этой причине возникает чёрный дым при горении.

Для того, чтобы понять, какой ужас творился там, я приведу небольшой отрывок из работы Дэвида Фишера, которая называется «Огонь и лёд»:

«В конце июля 43-го года, примерно тысяча Великобритании провели бомбардировку немецкого города Гамбург, сбросив на него около 2000 тонн бомб. Основная часть из них были зажигательными, из-за чего спустя несколько минут город, который был переполнен беженцами, стал похож на нескончаемый ад. В воздухе над центральной частью Гамбурга температура доходила до немыслимых показателей в тысячу градусов, породив, таким образом, первый в истории этой войны огненный шторм. Перегретые воздушные потоки с немыслимой скоростью поднимались в небо, из-за чего создавались небольшие ураганы прямо посреди города, что только усиливало пожар. Ветер с лёгкостью сдувал в пожарища беспомощно вертевшихся людей. Этого могли избежать только те, кто уже плавал в море из раскалённого асфальта. Только по оценкам союзных войск тогда погибли более сорока тысяч человек, хотя я считаю, что таковых было намного больше. Спустя два года военно-воздушные силы Соединённых Штатов побили показатели британских бомбардировщиков, забросав зажигательными бомбами японский город Токио, в котором было очень много деревянных построек. Площадь пожара составила около двухсот пятидесяти квадратных километров, в ходе которого погибли более восьмидесяти тысяч человек».




Вот такая история. В случае же с применением ядерного оружия последствия будут чудовищнее. Как мы могли убедиться по опыту Хиросимы, при детонации ядерного оружия над городом через некоторое время всюду вспыхивают пожары. Температуры ещё более высокие, чем при использовании зажигательных бомб, поэтому раскалённый воздух ещё быстрее улетает в стратосферу, а новый начинает всасываться с окраин. Из-за этого в городе начинают бушевать уже не какие-то подобия ураганов, которые только добавляют кислорода, вследствие чего пожар разрастается с неимоверной скоростью. И в этой воронке из бешено вращающегося воздуха и огня летают весь относительно лёгкий мусор – части домов, столбов, автомобили, люди.

Брайан Дин: Скажите, будут ли образовавшиеся пожары радиоактивны?

Майкл Миллс: Смотрите, есть всего два способа детонации ядерного снаряда в городе. Первый – это детонация в воздушном пространстве, а второй – это непосредственный удар по поверхности. В первом случае эффект будет куда больше – будет создан «огненный шторм», о котором я только что рассказывал. Во тором случае после удара о землю в воздух поднимется пыль, которая и будет радиоактивна.

Брайан Дин: Как Вы считаете, какой стала бы наша планета, если ядерными ударами обменялись Соединённые Штаты и Китай?

Майкл Миллс: Вы взяли в качестве примера два государства с одними из самых крупных ядерных арсеналов. В случае подобного противостояния над нашей планетой будет летать гигантское пылевое облако, которое некогда было американскими и китайскими городами. Эффект будет примерно таким же, какой предсказывал в восьмидесятых Алан Робок, просчитывая возможные исходы ядерного противостояния Советского Союза и Соединённых Штатов.

Скажу иначе: если подобная война состоится, то в самом лучшем случае нас будет ждать ядерная зима. Это станет причиной того, что даже европейская часть мира, находящаяся довольно далеко и от Китая, и от США будет жить при температуре ниже нуля. Все сельскохозяйственные работы станут невозможны. А что будет твориться в эпицентрах взрывов – даже не хочу думать об этом.




 

Брайан Дин: Какие изменения будут по прошествии одного года? Какие-то улучшения будут или всё станет ещё хуже?

Майкл Миллс: Наша исследовательская группа приступила к работе над моделированием последствий теоретического столкновения Индиии и Пакистана с использованием атомных боеголовок три года назад. Тогда мы заметили, что если добавлять к факторам, влияющим на климатические изменения, ещё и немного необычные вещи вроде полноводности океана, то эти самые изменения начинают протекать дольше. Что это значит: представим, что были использовано ядерное оружие в среднем количестве где-нибудь возле той же Индии. Образовалось облако из частиц сажи, не пропускающее свет. Со временем вместе со всей планетой начнут остывать и океанские воды, которые позже станут причиной ещё большего понижения температуры на Земле.

В нашей модели прежний температурный режим восстановился только спустя десятилетие. А с учётом более сложных факторов этот срок составил двадцать четыре года. И, я напомню вам, это при условии ведения той самой «ограниченной атомной войны». Неплохо, правда?

Но нужно отметить, что в своих исследованиях мы не учитывали различные «человеческие» факторы. Приведу пример: девять лет назад из-за мирового финансового кризиса индийское и вьетнамское правительство запретили экспортировать рис. Из-за этого на Филиппинах наблюдался большой дефицит продуктов питания, это же привело к беспорядкам на улицах многих городов Гаити. Конечно, там были ещё и другие причины, но я хочу сказать о том, что могут появиться проблемы, несвязанные с климатом, но которые существенно усугубят ситуацию.

И это только при использовании ограниченного количества ядерных боеголовок в одном месте. А если война приобретёт глобальный характер, то, боюсь, ценой будет не дефицит риса, а вымирание видов, среди которых, несомненно, будет и человек.

Источник: moscoweveryday.com
РАЗМЕСТИЛ: Афанасий Никитин


читайте нас

Популярная новость
Жители Уругвая смогул посещать Грузию без виз
Министр иностранных дел Грузии Тамар Беручашвили в рамках турне по странам Южной Америки посетила Восточную Республику Уругвай. По информации МИД Грузии, это был первый официальный визит Тамар Беручашв
2015 06 29 Подробнее
ТОП 3 видеоролика
Интересное за день